К строительству Шойгуграда в Хакасии все готово
Фото: octagon.media

К строительству новых городов в Сибири, на необходимости которого настаивает министр обороны РФ Сергей Шойгу, готово всё. Идея сама по себе не нова, да и практика наработана ещё с советских времён. А если посмотреть на карту текущих инвестиционных проектов в Сибири и совместить их с предложениями министра, складывается ощущение, что крупный бизнес что-то знает.

Заявление Сергея Шойгу о том, что настало время строить научно-промышленные центры за Уралом, было сделано летом 2021 года и собрало большой урожай обсуждений, которые не стихают до сих пор. Дисбаланс развития между европейской и прочими частями России – проблема известная. Проект министра обороны не решает её кардинально, но склоняет чашу весов в нужную сторону. Главная мысль Шойгу: нам нужны новые города. Может быть, три, может быть, пять. С населением от нескольких сот тысяч человек до миллиона. Строить их надо не методом случайного тыка в карту – «вот здесь совсем пусто, тут и будет», а тщательно анализируя экономические возможности и социальные потребности территорий. Используя в том числе и уже сложившиеся виды профильной деятельности.

«Это будет не просто строительство в тайге новых населённых пунктов, а именно развитие сибирских макрорегионов», – уточнил министр.

Предполагаемые места размещения будущих «шойгуградов» (так их уже успели окрестить в народе) – это Красноярский край, Иркутская область и Хакасия. На линии между Красноярском и Братском в Прибайкалье могут построить два металлургических центра, в Хакасии – углехимический кластер. Ещё два города в Красноярском крае – Канск и Лесосибирск – могут предоставить свои окрестности под углехимию и лесопереработку.

Сейчас в этих местах вовсе не мерзость запустения, а скорее, совсем наоборот. Восточная группа районов Красноярского края – это ЗАТО Зеленогорск, где работают крупные структуры «Росатома». Неподалёку от города намечено создание производства медно-никелевого концентрата. Это проект холдинга «Интергео» Михаила Прохорова по освоению Кингашского месторождения. Комбинат должен быть давно построен. Возможно, задержка запуска связана с тем, что проект в последние годы приобрёл совсем другие очертания. Теперь освоение Кингаша планируется вести в увязке с Ак-Сугским медно-порфировым месторождением в соседней Туве. В любом случае инвестор от планов не отказывался.

Западные границы Иркутской области – это Тайшет, где в середине декабря состоялся долгожданный запуск Тайшетского алюминиевого завода мощностью в 400 с лишним тысяч тонн в год. Строительство велось с 2007 года, натыкаясь на самые разные препятствия вроде мировых финансовых кризисов и пандемии коронавируса. Там же скоро будет запущена и фабрика обожжённых анодов. Для работников предприятий «Русалу» понадобилось отстроить в Тайшете (городе в высшей степени депрессивном) новый микрорайон. Его население выросло на несколько тысяч человек. Завод назвали в честь российского имперского премьер-министра Петра Столыпина. А он известен, помимо прочего, своей аграрной реформой, в ходе которой в Сибирь переселились несколько миллионов человек. И это определённая заявка Олега Дерипаски на принадлежность к той же идеологии, что декларирует сейчас Шойгу.

В Канске в советские годы работали сразу несколько крупных предприятий. В том числе биохимический завод. Лесосибирск, как легко догадаться по названию города, тесно связан с лесопромышленным комплексом (ЛПК). Здесь находятся такие крупные предприятия, как Лесосибирский ЛДК № 1 (ЛЛДК № 1) и Новоенисейский ЛХК. Их контролирует ПАО «Сегежа Групп». На днях представители одного из ведущих отечественных лесных холдингов рассказали о планах строительства в Лесосибирске нового целлюлозно-бумажного комбината (ЦБК) мощностью 1 млн тонн продукции в год.

«Оба предприятия создали большую синергию. Она заключается в первую очередь в совместном использовании их лесосек, которые пересекаются друг с другом. Например, на ЛЛДК № 1 пилятся ель и сосна, а лиственница – только на лесохимическом комбинате. Это отдельные продукты в разных ценовых категориях. И такая синергия делает ещё более перспективной идею строительства комбината».

За Уралом в России сейчас нет производства целлюлозы. Оно прекратилось после банкротства построенных в советские годы Енисейского и Байкальского комбинатов. Эксперты считают, что мировой рынок бумажной продукции в целом сейчас на подъёме и такая тенденция продлится ещё десятилетия.

В Хакасии масштабно представлены угледобыча, металлургия, энергетика. Местные эксперты считают, что новый город можно построить на границе с Красноярским краем неподалёку от Абакана. Причём с ним связывают ещё и геополитические моменты.

– Звучат идеи о переносе ряда столичных функций в новые города. На мой взгляд, серьёзным доводом в пользу этого является большое количество баз НАТО на границах европейской части России и чрезвычайно короткое время подлёта ракет до столицы. Меньше расстояние – меньше топлива понадобится для ракеты, более смертоносный заряд можно поместить на неё. При массированном ударе есть серьёзный риск, что страна останется без управления. С развитием гиперзвуковых технологий ситуация будет только ухудшаться. Поэтому предложение министра обороны о распределении столичных функций между несколькими центрами вполне обоснованно, – уверен экс-председатель хакасского отделения Общероссийского народного фронта Евгений Мамаев.

На территории Красноярского края идёт реализация проектов, не имевших аналогов в истории страны. Один из них – «Восток Ойл». Это нефтегазовый кластер, который создаёт на Таймыре «Роснефть». Его идеология также сочетает в себе экономику и геополитику. Современные технологии и потепление климата дают возможность экономически обоснованного извлечения ранее недоступных ресурсов Арктики. Их не способны полностью заменить продвигаемые на Западе возобновляемые источники энергии.

Строительство нефтеналивного терминала для транспортировки углеводородов с нового кластера месторождений Таймырской нефтегазовой провинции проекта «Восток Ойл» по Северному морскому пути.Строительство нефтеналивного терминала для транспортировки углеводородов с нового кластера месторождений Таймырской нефтегазовой провинции проекта «Восток Ойл» по Северному морскому пути.Фото: Денис Кожевников/ТАСС

В рамках создания проекта «Восток Ойл» на Таймыре построят 15 промысловых городков, два новых аэродрома и морской порт. На Крайний Север проложат 800-километровый магистральный трубопровод. Проект предусматривает строительство нескольких тысяч электрических сетей и 2 тыс. мегаватт генерации. Появятся около 100 тыс. новых рабочих мест. Благодаря проекту ВВП страны ежегодно будет прирастать на 2 процента. Запланированный нефтегазовый прорыв тесно связан с развитием Северного морского пути. Всё это будет определять развитие мировой нефтегазовой отрасли. И, соответственно, положение России в мире.

Крупнейшие российские компании, которые имеют активы в Сибири, готовы к переводу офисов в Красноярск. Несколько лет назад на таком шаге настаивал президент Владимир Путин. Посыл был услышан и понят верно. О будущем переезде в Красноярск управляющего персонала в этом году заявили «Русский алюминий», «Полюс Золото», «РусГидро», СУЭК и СГК. Специально для них с нуля сейчас проектируется деловой центр «Красноярск-Сити» и ещё один новый жилой микрорайон в центре города.

– С точки зрения финансово-экономического результата 2021 год был самым успешным за новейшую историю края. Этому предшествовала долгая и серьёзная работа на протяжении последних нескольких лет, благодаря которой регион получил масштабные сдвиги в экономике. В край поверили инвесторы, мы получили поддержку президента и Правительства России. В следующую трёхлетку, по прогнозам, край может рассчитывать на получение дохода в триллион рублей, – констатировал губернатор края Александр Усс.

Идея Сергея Шойгу не была высказана в вакууме. Она просто дополняет существующие тенденции и идущие процессы. И звучит как сигнал Кремля о готовности эти процессы поддержать.

«Конечно, я эту идею считаю правильной. Да и как её можно не считать такой? У нас сейчас бескрайние пространства от Урала до Дальнего Востока. А сколько там людей? Земля без людей – это не есть хорошо, об этом нам вся история человечества говорит».

– Когда я много лет назад оканчивал физтех в Свердловске, было престижно поехать в Сибирь в один из наших закрытых городов. Сегодня же все стремятся в европейскую часть. Но ведь вся страна в Москву не переедет, кто-то же должен быть здесь! В августе в Москве проходило большое совещание по вопросу развития моногородов. Там как раз говорили про эту проблему. Надо вернуть престиж промышленным центрам. Те, кто там работает, не должны чувствовать себя оторванными от чего-то, они должны гордиться тем, что и как делают, – говорит генеральный директор АО «ПО “Электрохимический завод”» (Красноярск-45) Сергей Филимонов.

Есть и мнения, что власть занимается фантазиями накануне очередных выборов. А новые города – это фантазия в квадрате, поскольку идёт на фоне деградации существующих населённых пунктов.

– Шойгу называет места: между Красноярском и Братском, где-то под Канском, где-то под Лесосибирском. <...> Из всех вышеперечисленных городов сейчас идёт отток населения. Вместо того чтобы предложить простые и понятные налоговые и иные стимулы, чтобы хотя бы остановить этот процесс, начинают обсуждаться какие-то новые мегапроекты. Давайте лучше вернёмся к идее повернуть сибирские реки на юг, она лучше проработана и одобрена на XXV съезде КПСС в 1976 году, – считает экс-депутат Законодательного собрания Красноярского края, владелец оппозиционного красноярского телеканала ТВК Вадим Востров.

Стоит уточнить, что по крайней мере в отношении Красноярска это утверждение неверно. Последняя перепись показала значительный рост населения краевой столицы. Сейчас оно оценивается в 1,2 миллиона человек.

octagon.media, Красноярск

Поделитесь новостью
comments powered by HyperComments