«Адмирал Макаров» встанет за «Москву»
«Адмирал Макаров» встанет за «Москву»
Фото: Сергей Мальгавко/ТАСС

Новым флагманом Черноморского флота станет «потопленный» ВСУ фрегат

Ракетный фрегат «Адмирал Макаров» проекта 11356 может стать новым флагманом Черноморского флота (ЧФ) России после гибели крейсера «Москва». Об этом ТАСС сообщил источник, близкий к силовым структурам Крыма.

По его словам, из трех кораблей дальней морской зоны данного проекта, входящих в состав Черноморского флота (это также «Адмирал Григорович» и «Адмирал Эссен») выбор сделан именно в пользу «Макарова». Однако официальной информации на этот счет пока нет.

Агентство отмечает, что вопрос о смене флагмана обсуждался еще осенью 2021 года. Но тогда речь шла о новейшем десантном вертолетоносце проекта 23900 «Митрофан Москаленко», строительство которого ведется на судостроительном заводе «Залив» в Керчи. Якобы для его базирования в Севастополе уже готовится соответствующая инфраструктура.

Теперь, получается, на роль флагмана ЧФ претендует многоцелевой фрегат «Адмирал Макаров».

Корабль построен в Калининграде на Прибалтийском судостроительном заводе «Янтарь». В состав Черноморского флота вошел в декабре 2017 года. Назван фрегат в честь выдающегося русского флотоводца, полярного исследователя и кораблестроителя, вице-адмирала Степана Осиповича Макарова. Он вошел в историю, как основоположник учения о живучести корабля, изобретатель ледоколов и разработчик русской семафорной азбуки. Погиб в 55 лет в Порт-Артуре при подрыве на японской мине броненосца «Петропавловск» (к слову, этот выход в море стал последним и для друга адмирала, знаменитого художника-баталиста Василия Верещагина).

«Адмирал Макаров», как и два других фрегата «адмиральской серии», предназначен для уничтожения надводных целей и подводных лодок, а также для дозорной службы, патрулирования и охраны морских коммуникаций. Он вооружен крылатыми ракетами «Калибр-НК», ракетным комплексом самообороны «Штиль-1», артустановкой А-190 калибра 100 мм, зенитной артиллерией, реактивной бомбовой установкой и торпедами, а также может нести палубный вертолет Ка-27 (или Ка-31). И неоднократно входил в состав постоянной группировки Военно-морского флота РФ в Средиземном море.

На фото: фрегат Черноморского флота "Адмирал Макаров" уничтожает противокорабельную крылатую ракету в воздухе при помощи зенитного ракетного комплекса "Штиль" (Фото: Пресс-служба Минобороны РФ/ТАСС)

Сейчас фрегат задействован в специальной военной операции на Украине. Есть, в частности, данные, что в марте вместе с другими кораблями ВМФ РФ «Адмирал Макаров» поддерживал артиллерийским огнем с моря наступление наших наземных частей в Мариуполе. Он же ночью 22 марта недалеко от порта Ильичевск обнаружил и поразил зенитной ракетой «Штиль-1» украинское водолазное судно «Нетешин», которое занималось установкой морских мин в районе одесского берега.

Отомстили украинцы в привычной для себя манере — вбросили в СМИ и соцсети информацию о том, что днем 6 мая ракетой «Нептун» у острова Змеиный подбили российский корабль. И якобы это «Адмирал Макаров». В качестве «доказательства» даже привели видео и фото пылающего корабля, окутанного клубами черного дыма. Выдуманная «перемога», впрочем, была разоблачена очень быстро.

Оценить выбор нового флагманского корабля «СП» попросила ученого секретаря военно-научного общества Черноморского флота, капитана первого ранга запаса Сергея Горбачёва:

— Флот без флагмана жить не может. Флагман, как и командующий, он всегда присутствует, он всегда в составе флота есть. И, я полагаю, командующий ЧФ уже определил, какой из кораблей станет его штабным флагманским кораблем на период решения повседневных и боевых задач. Не исключаю, что это может быть фрегат «Адмирал Макаров».

Должен отметить, что функции флагмана, они, в общем-то, соответствую тем задачам, которые стоят, как в области управления (повседневного и боевого), так и в целом организации службы на флоте.

Флагманским считается корабль, на котором присутствует (или может присутствовать) военачальник, начиная от командующего флотом, заканчивая командирами объединений и соединений. Это предполагает наличие походного штаба, который должен использовать широкий спектр технических и боевых возможностей корабля. Радиотехнических возможностей, возможности по линии связи — должно быть соответствующее количество каналов связи для осуществления коммуникаций с берегом, с группировкой кораблей непосредственно в море, с подводной и воздушной составляющей, а также с центром.

Поэтому флагманский корабль, это не просто большая плавединица, на которой развевается флаг командующего и какого-то другого должностного лица, это серьезный функционал с определенным количеством помещений и с соответствующий, как я уже сказал, оснащением.

Крейсер «Москва» в этом смысле в полной мере удовлетворял этому функционалу. Хотя в советское время, должен напомнить, в составе ЧФ находился крейсер управления «Жданов». Изначально он был построен по проекту 68-бис — артиллерийский крейсер, но потом его модернизировали именно для того, чтобы там разместить действующие технические средства для управления.

И «Жданов» решал задачи флагмана флота, как в Черном море, так и в Средиземном, где тогда существовала наша пятая Средиземноморская эскадра. Когда же он уходил в Севастополь, эти функции, как правило, выполняла плавбаза подводных лодок, которая приходила в этот регион.

То есть, функции флагмана менялись в зависимости от конкретной ситуации.

«СП»: — С тех пор многое изменилось…

— Несомненно. После 1991 года, после флотораздела из состава флота была исключена значительная часть кораблей дальней морской зоны, которые могли бы решать эту задачу. И с того времени в составе флота оставались только два корабля первого ранга — гвардейский ракетный крейсер «Москва» и большой противолодочный корабль «Керчь». Когда «Москва» ремонтировалась, функции флагмана флота выполнял БПК «Керчь». Но «Керчь» был выведен из состава флота и утилизирован. А после гибели «Москвы» у нас на Черноморском флоте не осталось вообще кораблей первого ранга.

Из того, что входит сегодня в состав флота функции флагмана могут выполнять корабли дальней морской зоны, которые обладают соответствующим техническим спектром. Это три новых фрегата так называемой «адмиральской серии»: головной «Адмирал Григорович», который сейчас находится в Средиземном море. А также «Адмирал Макаров» и «Адмирал Эссен» — они в акватории Черного моря.

Выбор, я думаю, уже осуществлен из этих двух кораблей. После гибели «Москвы» командующий, скорей всего, принял конкретное решение и определил один из кораблей как свой флагман, скажем так, в потенциале.

«СП»: — Фрегат не мелковат для флагманского корабля?

— Конечно, для флагмана флота фрегат подходит, мягко говоря, не очень. Его водоизмещение чуть больше 4 тыс. тонн — у «Москвы» почти 12 тысяч. Но даже не в этом дело. А в том, что с точки зрения размещения штаба и технических средств возможности фрегата ограничены.

Для этого в составе флота должны быть, как минимум, ««восьмитысячники» — это общепринятый мировой термин. Сейчас, когда корабли стали универсальными и могут решать целый комплекс задач, признано, что оптимальный корабль, на котором может размещаться походный штаб и со всеми его техническими средствами, это корабль водоизмещением примерно 8 тысяч тонн.

Но в нашей кораблестроительной программе не заложено, к сожалению, строительство подобного рода кораблей. Максимум, что мы строим, это фрегаты порядка 5 тысяч тонн.

Правда сейчас в Керчи идет строительство двух универсальных десантных кораблей — «Иван Рогов» и «Митрофан Москаленко».

«СП»: — Последний раньше тоже упоминался, как претендент на роль флагмана ЧФ…

— На самом деле, водоизмещение десантных кораблей, их возможности и техническое оснащение могли бы решить задачу появления на флоте нового флагмана. И, как я полагаю, один после достройки пойдет на Тихоокеанский флот, второй останется у нас. Поэтому, возможно, флаг командующего флотом все-таки будет поднят на этом кораблей. Но произойдет это не раньше 2025 года. И только если будет поставлена соответствующая задача и соответствующие технические средства в ходе строительства корабля на нем будут размещены.

Пока этого нет, наиболее целесообразно, конечно, использовать фрегат.

«СП»: — Хотелось бы еще понять, что же все-таки произошло с «Москвой», потому что официальная информация слишком ограничена. И стоит ли, по-вашему, поднять крейсер?

— Публикаций, мнений и оценок на этот счет достаточно много.

До тех пор, пока не будут известны подробности, давать какие-то оценки того, что в реальности там произошло, строить какие-то версии, мне кажется, не имеет смыла. Рано или поздно об этом будет сказано в расширенном формате.

Что касается подъема корабля, то, насколько известно, в районе, где «Москва» лежит — а это глубина порядка 60 м. — работают флотские спасательные силы. Какие перед ними задачи стоят, мне неизвестно. Но можно предположить, что это охрана района, проведение обследования, возможно, подъем каких-то узлов.

В любом случае, до завершения специальной военной операции говорить о подъеме самого крейсера, вряд ли целесообразно. Дело не в технических возможностях — с «Курском» было гораздо сложнее. И соответствующие решения будут, я думаю, приняты.

svpressa.ru

Добавить комментарий