Пора соскочить с очередной «иглы»
Пора соскочить с очередной «иглы»
ФОТО: СЕРГЕЙ ВЕДЯШКИН / АГН "МОСКВА"

Импортозамещение возможно не только в Москве 

Реальное импортозамещение – это реальность или миф? Сенатор Андрей Клишас уверяет, что программа импортозамещения "полностью провалилась", глава НАК Кирилл Кабанов увидел желание некоторых руководителей "пересесть с западной иглы на восточную". Но в то же время Москва демонстрирует серьёзные успехи в этом непростом направлении. Сможем ли мы увидеть нечто подобное в других регионах?

В столице благодаря поддержке властей действительно складывается уникальная ситуация. К примеру, на площадке специального технополиса "Москва" запускаются новые производственные корпуса "Руднево". Именно в этом кластере будут работать такие производственные сферы, как информационно-коммуникационные технологии, робототехника, оптика, микроэлектроника и создание материалов нового поколения.

Но если московские власти способны подобное создать, то почему в других регионах мы этого не наблюдаем или, если наблюдаем, то в меньшей степени? Понятно, что столица – это более высокие возможности, в том числе и финансовые. Однако сможем ли мы нечто подобное увидеть за пределами Москвы?

Пора соскочить с очередной «иглы»

ВИД С КВАДРОКОПТЕРА НА ТЕХНОПОЛИС "МОСКВА" НА ВОЛГОГРАДСКОМ ПРОСПЕКТЕ В СТОЛИЧНОМ РАЙОНЕ ПЕЧАТНИКИ. ФОТО: ДЕНИС ВОРОНИН / АГН "МОСКВА"

Импортозамещение, а не новая китайская "игла"

Об этом в программе "Царьград. Главное" обозреватель Юрий Пронько беседовал с вице-президентом "Опоры России", генеральным директором ПАО КЗМС Дмитрием Пищальниковым.

Юрий Пронько: Мы сможем перевести вопрос импортозамещения из зоны словесной риторики в зону реального производства? Почему буксует этот процесс?

Дмитрий Пищальников: Объясню на частном примере. Мы на моём предприятии производим сетки для бумагоделательных машин. Чтобы вы понимали: вся отечественная целлюлозно-бумажная промышленность зависит от продукции нашего производства, расположенного в Пермском крае. У нас работают 300 человек.

После начала операции наши объёмы заказов увеличились в четыре раза. То есть все целлюлозно-бумажные комбинаты обратились к нам. Но, к сожалению, в импортозамещении возможности были использованы не более чем на 10%. И сегодня мы уже не можем производить мононить – специальную синтетическую нитку разного диаметра типа лески. А в России её купить невозможно.

И я подтверждаю, что практически все компании стали обращаться в Китай, то есть мы меняем одну "иглу" на другую. Но здесь ситуация чуть хуже, она не совсем одна. Если раньше была конкуренция между европейскими, американскими и китайскими компаниями, то сейчас такой конкуренции просто нет, это 100%-я зависимость.

– То есть такая монополизация происходит.

– Да. И это не просто хуже. Дело в том, что Китай за последние 50 лет очень чётко настроил взаимодействие между бизнесом, предпринимательством и государственной сферой. И предприниматели, и компании – они являются такими экономическими агентами. У них реализуется определённая стратегия, независимо от того, на какой территории они работают.

Их задача уничтожить любое производство на другой территории, уничтожить конкурентов. Закрываются предприятия, хоть в Америке, хоть в России – на любой другой территории, кроме китайской. Зато открываются производства в Китае, создаются рабочие места там.

Но это частный случай. Что нужно делать? Во-первых, нам нужна осмысленная промышленная политика. Разговоры есть, намерения есть, результатов, к сожалению, нет, потому что система, государственный аппарат слишком большой и инертный. И он настроен на работу в обычном режиме. Для того, чтобы перейти в другое качество, нужны другие совершенно подходы.

Я выступал в Центральном банке перед Эльвирой Набиуллиной, это было где-то около месяца назад, и сказал, что необходимо создавать специальный центр управления. Специальный орган, который будет решать проблему дефицита полномочий, дефицита ресурсов.

Сегодня, когда я прихожу в любое министерство, мне говорят: о, это не наш вопрос, идите в Минфин. Прихожу в Минфин, меня отправляют оттуда в Минэк. То есть система продолжает функционировать по-старому. При этом старые KPI, цели, программы, нацпроекты – оно всё осталось прежним, а среда изменилась. Я считаю, что у нас кризис, конечно, экономический, но экономический в силу структуры экономики, потому что у нас нет производства.

Пора соскочить с очередной «иглы»

ВИЦЕ-ПРЕЗИДЕНТ "ОПОРЫ РОССИИ", ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР ПАО КЗМС ДМИТРИЙ ПИЩАЛЬНИКОВ. ФОТО: ВИКТОРИЯ ВИАТРИС / ФОТОХОСТ-АГЕНТСТВО ТАСС / FORUMSPB.TASSPHOTO.COM 

Что нам делать в этой ситуации? Действовать, как китайцы

А у нас кризис?

– Стопроцентный. Не только у нас. Я сейчас нахожусь в Европе, из Италии с вами говорю. Я в длительном туре, где-то трёхнедельном, по всем поставщикам.

Если немцы категорически отказались с нами, с русскими, работать, то с итальянцами более или менее можно вести какие-то дела, хотя тоже очень всё непросто.

Представьте, вместо того чтобы потратить на дорогу полтора часа на самолёте, я добирался до Италии 32 часа, потому что одновременно было отменено 15 рейсов. А случилось это из-за того, что топливо подорожало на 30-50%. Перелёт стал, соответственно, дороже, а билеты все уже проданы – европейцы же любят заранее всё планировать.

– Не хочу показаться циником, но мне плевать на Европу. Вот, реально, мне плевать. Они сами себе создали эти условия, они сами ввели эти санкции, они себя сами высекли, они стали холуями Вашингтона.

Поэтому спрошу о другом: что нам-то делать в этой ситуации?

– Первое. Создаётся специальный орган, который будет заниматься локализацией производства, импортозамещением. Хоть Европа себя и высекла, но, тем не менее, технологически мы от них зависим. 90% оборудования, которое сегодня работает, оно импортного производства, требуются импортные комплектующие, импортное сырьё, подшипники, всё что угодно, та же химия.

Следующий момент. Малый и средний бизнес должен поучаствовать, скажем так, в закупке готовых предприятий в Европе. Сегодня в Европе из-за того, что энергия выросла, выросла и себестоимость продукции, прибыли у большинства производителей. Поэтому нам надо срочно покупать здесь предприятия, пока нас не опередили китайцы.

Сегодня у европейских производителей два варианта. Они или закрываются и продают своё оборудование китайцам, индусам, арабам, туркам. Или они своё производство перевозят в Соединённые Штаты Америки.

Потому что у Соединённых Штатов идеальные условия для ведения бизнеса, и они всё создали таким образом, чтобы, скажем, большой немецкий химический гигант мог закрыть 30% своих мощностей и всё перевезти туда. А вместе со своим оборудованием перевезут туда весь высококвалифицированный персонал и технологии.

"Сделаем Россию снова великой"

– А вы предлагаете перевезти в Россию?

– Точно. Поэтому сегодня нужно создать определённые условия и объявить об этом. Трамп в своё время попытался забрать производства из Китая, но у него ничего не получилось. Для чего он хотел это сделать? Чтобы "снова сделать Америку великой". Поэтому он стремился собрать на территории США производства, реальный сектор экономики. А на финансовый им давно наплевать.

У нас масштабы гораздо меньше, а потенциал для роста гораздо выше. Потому что у нас всего лишь 70 миллионов трудоспособного населения и 15 миллионов в промышленности. Если мы в течение полугода начнём решать эту задачу, то в течение двух-трех лет мы её решим. А малый и средний бизнес потом станут средним и крупным, но для этого им нужно помочь.

На сегодняшний день вся политика промышленная и финансовая поменялась. Я сегодня не могу взять кредит. Как я его возьму? Кто мне даст денег? Между тем у государства много денег, у госкомпаний беспрецедентная прибыль. Почему бы государству хотя бы на полгода не отменить налоги?

– Вы сказали, что выступили перед главой ЦБ. А Набиуллина вас услышала?

– Да, она услышала несколько моментов. А я сказал, что иностранцы готовы размещать производства в России. Она была очень удивлена, сказала: как такое может быть? Я говорю: потому что нужно создать такие условия, чтобы была такая возможность.

Какие у американцев главные условия для бизнеса? Конфиденциальность, доступные ресурсы, гарантированная политика, гарантия частной собственности, возможность вывода дивидендов. Или, в случае чего, сказать, что "это не мы".

И она не просто заинтересовалась, она сказала, что, если ваш план действительно имеет место быть, мы готовы его двигать вперёд. Она жёнщина жёсткая, но цепкая.

kemerovo.tsargrad.tv

Добавить комментарий